Стихи Про Орловская Область

Катанов В. М.

Мой май сиренев.

Мой октябрь багров и золотист.

Входит в парк задумчивый Тургенев —

Слышит каждый падающий лист.

Я брожу по орлицким откосам —

Синий Орлик сумерками сжат,

Звёзды, словно огненные осы,

Надо мною светятся-дрожат.

Эти звёзды виделись Лескову,

Шёл под ними Бунин молодой,

И звенело пушкинское слово

В ранний час над вешнею водой.

Просияв задумчиво и кротко,

Входит в город полная луна.

Анны Керн летучая походка

На вечерней улице слышна.

Гляну-гляну с рыжего кургана

И увижу в сполохе костра

Гневный профиль Грозного Ивана,

Треуголку Первого Петра.

Здесь о том, как труден путь к победе,

Как осколки падали звеня,

Говорят и Гуртьев, и Медведев,

И цветы у Вечного огня.

Ночь уйдёт испуганной волчицей,

За Окою где-то пропадёт.

Утро в Дом Калитиных стучится,

По дворцам Ботаники идёт.

Что ни дом старинный,

Имена, шагнувшие в века.

И большой истории дыханье

Вечный зов душе издалека.

Там полярник будущий Русанов,

Там Фатьянов — песенный поэт.

Фет и Тютчев с древнего кургана

Как ширится рассвет.

Люблю великий город
По имени Орёл.
Заводами заметен
И славой окрылён..
Шумит в каштанах ветер.
Трамвайный перезвон.
Троллейбусные гулы.
Огни. Цветы. Весна
А между рек уснула
Седая старина.
Орёл, не вскинув лапки,
Лежал в краю степей.
Тут получал по шапке
Татарский хан Гирей.
Тянуло иностранцев
Сюда со всех сторон.
Спешили самозванцы
На всероссийский трон.
Папы из-под Варшавы,
Из Кракова папы
Степные мяли травы
Орловской стороны.
Горяч был пап Лисовский,
Месил конями грязь,
Пока сюда московский
Не заявился князь.

И у Царева брода
Вскипела сеча зла.
Пожарский воевода —

В истории Орла.
В истории России
Наш дорогой Орёл.
Полки от Новосиля
Сюда Горбатов вёл.
В той битве самой лютой
Поэзия жива:
Гром первого салюта
Дарила нам Москва!
Той славы в каждом деле
Победный отзвук есть,
Пока не проглядели
Мы мужество и честь.

Катанов В. М.

Постою у начала Орла —

У моста, у воды, у причала.
Две реки — два орлиных крыла:
Стариною меня укачало.
И опять исторический сон:
Казаки, мужики, воевода,
Шорох веток, и шелест знамён,
И орёл в синеве небосвода.

Катанов В. М.

Иван Тургенев

Каштаны. Сплетаются тени.

Скамейки, как будто в строю.

Сидит над Окою Тургенев

И думает думу свою.

Глядит знаменитый писатель

На парк у слияния рек,

России великий спасатель,

Усталый седой человек.

Таким он гулял по Парижу

И славу с улыбкою нёс.

Но я его более вижу

В краю, где родился и рос…

Над Орликом крылья тумана,

За Орликом — гомон и шум.

Так вот она, завязь романа,

Раздолье тургеневских дум.

Мелькают стрижи у карниза,

Черёмуха снежно цветёт.

И девушка, кажется, Лиза

Стоит у тесовых ворот…

Катанов В. М.

Городской сад

До старины подать рукою:
Шумит, как много лет назад,
Над величавою Окою
Орловский Шредеровский сад.
Скамейки строгого бульвара.
В цвету каштаны. Дуб седой.
Старинный вальс. Кружатся пары.
Идёт Тургенев молодой.

Катанов В. М.

Михаила Архангела храм,
А поодаль Василий Великий.
В воскресение звон по утрам,
Поздно вечером — лунные блики.
В полисадах бушует сирень —

Хорошо постоять у сирени.
Леонида Андреева тень,
Леонида Афонина тень —
Дорогие орловские тени.

Катанов В. М.

Генерал Ермолов

Орёл наш северный покоится в Орле,
Стена церковная украшена портретом.
Идёт молва, как песня, по земле:
В Орле Ермолов встретился с поэтом!
Великий Пушкин! Свет горячих глаз.
В стихах — солдат, не ведающий страха.
А где-то близко высился Кавказ,
Надвинув гордо белую папаху.

Катанов В. М.

В родном Орле хотя бы тенью
Мелькни средь нашей суеты:
«Я помню чудное мгновенье,
Передо мной явилась ты».
Пройди бульваром, сонным садом,
Тропой над Орликом пройди.
Ермолов рядом,
Пушкин рядом
И всё бессмертье впереди.

Баллада об Орле

Пой, ветер, с низовья дунувший,

Я песню твою пойму.

Стоит над Окою юноша,

Четыреста лет ему.

Раздался в плечах он, шире стал,

В охапку берёт рассвет.

На веру ему — четыреста,

На взгляд — восемнадцать лет.

Под вздох топора горячего,

Под посвист чужой стрелы

Услышали детский плач его

Впервой на яру орлы.

Еще он едва утра достиг,

Далекий от ждущих дел,

Сам Грозный, смеясь от радости,

Младенцу в глаза глядел.

Глядел, причитая, окая,

На гребне крутого рва:

Живи, чтоб Москва далёкая

Надёжней была жива.

Встань, руки расставь, чтоб вороги

Не смели нести разбой

В пределы Руси, что дороги

Песчинкой своей любой.

Вся сила твоя в народе, чей

Прикрой сине-край крылом,

Недаром веленьем родичей

Тебя нарекли Орлом.

Над ярью лесной, сутулою

Он рос и таял мечту,

Пойти на свиданье с Тулою

И с Брянском сыграть в лапту.

В ночи налетали вороны,

Ползли среди дня ужи,

А он на четыре стороны

Глядел, не сходя с межи.

Мужал он, и шли столетия,

И недруги шли опять,

И злобу к его земле тая,

Катились с позором вспять.

А он, похудев от голода,

От горя и сед и стар,

Вставал на руинах молодо,

Отважней, чем в дни татар.

Но новая банда хитрая

С заката торила путь,

Хватали его за грудь.

В карманах разбойно шаряли,

Бросали в разгул огней,

А он — не в лихом пожаре ли! —

Мужал, становясь сильней.

Фашисты путями торными

Шли к юноше напролом,

Одежда кусками чёрными

Отваливалась на нём.

Но раны опять залечены,

Опять закипел рассвет,

И краше, чем до неметчины,

В одежду свою одет.

…Пой, ветер, с низовья дунувший,

Я песню твою пойму

Стоит над Окою юноша,

Четыреста лет ему.

Легенда об Орле

За лесами, лугами

У Оки на кургане

Взмыл Орёл над Окою,

Над обрывистой кручей.

«И к чему бы такое?»

«Не к добру этот случай».

Над ногайским отрядом

Он кружил до заката.

Там, с татарами рядом,

Плыли чёрные тучи,

И туманились дали.

Шли татары над кручей

И гнездо увидали.

Строги воинов лица:

«Что за берег проклятый!»

Не успев опериться,

Полетели с откоса

Прямо в мутную воду.

И глаза свои косо

Поднял хан к небосводу.

На него, словно камень,

С криком падала птица.

Поднял руки. Руками

Он хотел защититься.

За лесами, лугами

Не пылали пожары.

Тишина на кургане,

Взмыл орёл к небосводу

И, сложив свои крылья,

Сверху бросился в воду.

Ясной осенью поздней,

От крестьян Иван Грозный

Всюду слышал о птице.

«Встанет крепость, — сказал он,

В честь орла над Окою.

Встанет город на страже

И седая легенда

Распластал свои крылья.

Слово о родимом крае

Орловский край, просторы полевые,

Родимая навеки сторона.

Как дочь великой матери — России.

Одним дыханьем с ней живёт

Окой в большом разливе

По всем дорогам нашей стороны

От Болхова былинного до Ливен,

От Долгого до Мценска и Колпны…

И вдруг — опять орудья

Грохочут над Окою там и тут,

И Гуртьев падает с пробитой грудью,

Не слыша первый —

Родимый край орловский,

Здесь снова мир,

Здесь снова мир, покой

С поднявшимся заводом и берёзкой,

С влюбленными и с песней над рекой….

Орловский край, просторы полевые,

Родимая навеки сторона.

Как дочь великой матери — России,

Одним дыханьем с ней живёт

Пойдём в мой край…

Пойдём в мой край,
В поля, в луга Орловщины,
Нигде я лучше края не встречал.
Я тут на «ты»
С любым ручьем и рощею,
Тут для меня
Начало всех начал.
Пойдем в мой край,
Где первоцветы вешние
Весною по-особому цветут.
Тут сказки ты узнаешь
Только здешние,
«Матаню» нашу встретишь
Только тут.
В слух превратишься, наши песни слушая,
У нас такой в округе чернозем,
Что даже трактор
За рекою Зушею
На пашне светлым выглядит пятном.
А наша тройка-птица!
Не отсюда ли
Она впервые начала свой бег?!
Эй, рысаки мои!
В них столько удали,
Что славы хватит им на долгий век.
Тропинками извилистыми, узкими,
Пойдем туда, где земляки мои,
Где по соседству
С соловьями курскими
Поют не хуже
Наши соловьи.

Пойдем в мои край.
Я покажу село мое.
В нем мило все, хоть бедно до поры:
Простые хаты, крытые соломою,
Коровий рев и песни детворы…
Весна. Сугробы снега за калитками,
А по откосам рыжим, у воды
Проталины подснежниками вытканы, —
Последний снег
И первые цветы!
…Дни перволетья — дни невыразимые.
Их нужно видеть, слышать.
Что слова?
Пух тополей плывет, цветут озимые,
Кричат стрижи, и дремлет сон-трава…
…А бабье лето с тихою прохладою,
Со вспыхнувшими шапками берез,
Над плесом листья кружатся
И, падая,
Как будто искры, поджигают плес.
…Зимой у нас — что в русской сказке.
Где еще
На свете есть подобная зима?
Представь — летящий снег и дуб седеющий.
Да это же поэзия сама.
Пойдем в мой край,
В поля, в луга Орловщины,
Нигде я лучше края не встречал.
Я тут на «ты»
С любым ручьем и рощею,
Тут для меня

Начало всех начал.

Машукова Е. А.

Далеко по-над русской равниной

Виден крыльев орлиный размах

Это город мой тополиный

Отражается в куполах.

Дом Тургенева. Дом Лескова.

Здесь по линии береговой

Слышно эхо нетленного слова,

Виден памяти крест вековой.

Два крыла — на одно дыханье:

Как от левой до правой руки

Здесь от Орлика до Оки.

Здесь земля всех других теплее.

Мне дороже земли этой нет.

Рождены и укрыты ею

Навсегда и отец мой, и дед.

И возможно ли большее счастье —

Будто тоже крылья обрёл —

Утонуть в твоих птичьих объятьях

И остаться с тобою, Орёл.

Садовский В.

Люблю мой Орёл на исходе ночей

Люблю мой Орёл на исходе ночей,

Когда, величавый и крупный,

Парит в ожидании первых лучей

Люблю, когда первый трамвай прозвенит

Над городом сонным,

А небо светлеет.

Люблю растворяться в симфонии дня,

В рабочем размеренном ритме,

Когда этот ритм наполняет меня,

Подобно высокой молитве.

Люблю мой Орёл предзакатной порой,

Когда уже солнышко низко

И лучик последний его золотой

Скользит по звезде обелиска.

И мягкая свежесть окрестных лесов

Вливается в микрорайоны.

Люблю тебя, город мой — песня без слов.

И вечно останусь влюблённым.

Сытникова А. С.

Всему на земле нужно время,

Чтоб силу почуять свою …

Взошло полновесное семя,

И снова я песни пою.

О ясных медвяных закатах

Над сонной прохладной Окой,

Где месяц в убранстве богатом

Всю ночь караулит покой

Российской срединной природы

В излучине древней реки.

Здесь ивы плакучие в воду

Свои окунают платки,

И стайка берёз белоствольных

Почти подбегает к воде.

Здесь так хорошо и привольно,

Как больше не будет нигде…

И водной мелодии вторя,

Иду вдоль реки не спеша.

Пою о российском просторе

И полнится светом душа.

Дворянское гнездо в Орле

Висит в тиши Дворянское гнездо

Погожим днём в зерцале отраженья.

И солнечной энергией движенья

Наполнен каждый взгляд и каждый вздох.

И охрой листьев трепетных берёз,

И благостью осеннего покоя…

Летящей глыбой светится откос,

Что высится над стынущей рекою.

Возносится к высотам листопада…

А может, лучше ничего не надо

И ничего не будет никогда.

Грибанова Т. И.

Лишь только звёзды брызнут над Орлом,

И стихнет скрип последнего трамвая,

Такси мелькнёт у сквера за углом,

Окно откроешь — звуки тают, тают.

Услышишь, как в невидимой дали,

Куда? — Они одни на свете знают,

Над Орликом, дворянкой журавли

Шепчась, на зорьке ранней пролетают.

И с этой стаею наедине

В притихшем, до утра уснувшем мире,

Останешься на мартовской волне

Стучать о наступающей весне

Капелями, морзянками в эфире.

Грибанова Т. И.

Осень на дворянке

Сентябрь. Дворянка в стылой рани.

Куда-то вдаль, куда-то мимо,

Над нею птицы — осень манит

Крылата и неповторима!

То парк умыт и акварелен,

А то — смещались густо краски,

И листья ветер каруселит

В лихой кадрили, в русской пляске.

Кусты над Орликом пылают,

Горят кресты у Михаила,

Над ними тоже – стаи, стаи

В дорогу осень всполошила.

Спускаюсь тропкой мозаичной

Чуть слышный шёпот спелых листьев,

И никого. Лишь крики птичьи

В стеклянном воздухе зависли.

А скоро первые морозы

Рассеребрят дворянку пылью,

И лягут стёжки — строчки прозы,

Поэзия умчит на крыльях.

Вечерний сумрак над рекою,

Резные ставни и карнизы.

Я наваждение рукою

Смахну — в окне мелькнула Лиза.

В спасских аллеях свежо.
В чистые дни золотые
Грустно и как хорошо
Липы шумят вековые.
В шуме высоких дерев
Чудится, будто я слышу:
Крепнет далёкий напев
Все различимей и ближе.
Голос идёт с высоты,
Сколько в нём чувства и муки.
Липы шумят, и чисты
В Спасском и мысли и звуки.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Стихи365 Ру
Adblock
detector